"Мы переживаем самый опасный момент со времен холодной войны"

47
4 минуты
"Мы переживаем самый опасный момент со времен холодной войны"
В интервью  El Mundo генсек НАТО Йенс Столтенберг проявил оптимизм, указав, что в истории НАТО были кризисы и внутренние разногласия намного страшнее, чем нынешние, передает ura-inform со ссылкой на журналиста Пабло Р.Суансес.

 "Что не дает вам спать ночами на посту генсека НАТО?" Столтенберг ответил:

 "К счастью, у меня прекрасный сон. Сегодня уже нет какого-то конкретного вызова или угрозы, а имеется много факторов одновременно. Террористические угрозы, насилие и хаос на Ближнем Востоке и в Африке, а прямо здесь - теракты на улицах наших городов. "Исламское государство"* потеряло значительную часть подконтрольной ему территории, но оно продолжает там существовать, и мы должны гарантировать, что оно не сможет вернуться. Россия вмешивается в наши политические процессы, применяет силу против соседей, дестабилизирует восток Украины. Есть киберугрозы и распространение оружия массового поражения: например, Северная Корея стремится обзавестись новыми ракетами и ядерным оружием".

"Сейчас самый сложный момент с точки зрения безопасности из тех, что вы помните?" - поинтересовался журналист.

 "В глобальном масштабе это самый опасный момент, по крайней мере, с окончания холодной войны. Поэтому НАТО осуществило самые крупные с тех времен усилия во имя коллективной обороны. Мы увеличили втрое численность сил реагирования, разместили на востоке (т.е. в Восточной Европе. - Прим. ред.) четыре батальона. США снова разместили там войска, и на следующем саммите (НАТО) в июле будут приняты важные решения. Теперь мы можем быстро реагировать, если понадобится, а также противостоять киберугрозам и гибридным угрозам", - сказал Столтенберг. Комментируя договоренность Трампа с Ким Чен Ыном, Столтенберг сказал, что НАТО приветствует все попытки добиться денуклеаризации Корейского полуострова, но указал на важность сохранять санкции в отношении Пхеньяна, "пока мы не увидим, что Ким Чен Ын неподдельно начал вести себя иначе".

"Как сохраняются хорошие отношения с теми, кто травит граждан токсинами, нарушает границы воздушного пространства, вмешивается в выборы или вторгается в соседние страны?"

Столтенберг ответил:

 "Ввиду всего, о чем вы говорите, у нас тройной курс в отношении России - сочетание сдерживания, обороны и диалога. Мы адресуем им четкий сигнал: НАТО готово защитить и оградить всех своих членов от любой угрозы. Потому-то мы разместили войска на востоке. После случившегося на Украине это было соразмерное предложение, имеющее оборонительный характер, оно подает нужный сигнал".

"Какой сигнал можно подать после того, что случилось вслед за оккупацией Крыма?" - уточнил журналист.

"Сигнал, что наша оборона надежна. Россия знает, что в любой стране НАТО мы никогда не смиримся с чем-либо, похожим на случившееся в Крыму. Одновременно мы четко даем понять, что не хотим ни новой холодной войны, ни гонки вооружений. Россия - наш сосед, так что мы по-прежнему будем пытаться улучшить отношения. Это отнимет у нас много времени, поэтому мы должны регулировать сложные отношения, как сейчас. В настоящее время мы проводим больше военных учений на границах, и мы должны любой ценой избегать случайных инцидентов, таких, как уничтожение российского самолета в Турции. Мы верим в диалог, регулярно информируем друг друга об учебных маневрах, обсуждаем механизмы снижения рисков. В 2014-2016 годах не было ни одного заседания Совета Россия-НАТО, но позднее их прошло уже семь", - сказал Столтенберг.

 "Какой вариант немыслимее - столкновение с Россией или то, что обойдется без такого столкновения?" - спросил Суансес.

"Первое, что я сказал бы, - мы не видим никакой непосредственной угрозы. Второе: НАТО в течение 70 лет было способно сохранять мир и избегать столкновений, а также любых атак на государства-члены альянса", - сказал Столтенберг.

 Говоря о вкладе Испании в деятельность НАТО, генсек поблагодарил эту страну, но призвал новое испанское правительство делать намного больше, дабы выполнить решение НАТО о повышении расходов на оборону до 2% ВВП.

"Беспокоят ли НАТО каталонский кризис и возможное вмешательство России в него?" - спросил журналист.

Столтенберг ответил:

"Я не буду высказываться о конкретной роли России в Каталонии - предоставлю это испанскому правительству. Могу сказать, что мы наблюдали некую модель российского поведения на протяжении долгого периода и в многих государствах, где они (т.е. российские силы. - Прим. ред.) вмешивались в демократические процессы. С помощью дезинформации, кибератак и гибридных тактик в целях запугивания или вмешательства. За этим мы следим очень внимательно. Поэтому НАТО адаптируется, чтобы суметь среагировать на угрозы, которые не достигают уровня атаки, не заслуживают применения 5-й статьи Устава НАТО о взаимной помощи, но требуют отслеживания. Мы укрепили средства киберобороны, усовершенствовав разведку, подготовительные меры. Если что-то случится, мы сможем среагировать быстрее".